Бесплатная доставка от 3500 руб. по Москве, Санкт-Петербургу и России
Москва с 9:00 до 21:00 по всей России бесплатно

Заправка Адреналином

6 сентября в Мурманской области стартует очередной открытый чемпионат по трофи-
рейдам «Арктик-Трофи» – приключение, ставшее уже историей автомобильных
соревнований. Трасса охватывает 1000 км – от Белого моря до Баренцева – и собирает
не самых заурядных представителей мужской половины человечества из разных стран
мира. Гонке 14 лет. В свое время она стала первой в России, а ее аналогом послужила
популярная Camel Trophy. Зачинателем арктической был известный гонщик Евгений
Ведерников, погибший в 1999 году при прокладке одного из этапов трассы. Владимир
Ежов, участник «Арктик-Трофи» и «Экспедиции-Трофи», продолжает дело, начатое им.

Для начала заметим, что Ежов – настоящий северянин. Он
дерзок и силен, могуч и благороден, приятен в общении, се-
рьезен в деле. Обладает хорошим чувством юмора, трезвым
отношением к жизни, завидной библиотекой и приличными
знаниями о творчестве А.С. Пушкина, а еще – здоровыми ам-
бициями и сильной волей – качествами, необходимыми для
организатора и участника автомобильных приключений.
Зачем вы это делаете? Закономерный вопрос в начале бесе-
ды с гонщиками. Его, кстати, можно перефразировать: зачем
человеку нужно хобби? Наверное, для того, чтобы испытать
себя и разнообразить свое существование. К тому же все мы
делимся по пристрастиям или увлечениям, зачастую скрытым
внутри нас. Кто-то испытывает неземной (в полном смысле
этого слова) экстаз, паря в облаках с парашютом, кто-то жи-
вет по-настоящему в миг прыжка на скейте с горы… Есть и ме-
нее активные – собиратели, к примеру, пивных этикеток или
спичечных коробков. Каждому – свое.
О «своем» Владимира Ежова говорить очень интересно.
– Я стал гонщиком совершенно случайно. Занимался тех-
ническим обеспечением автомобильных соревнований (по
первому образованию я – техник-механик), потом решил по-
пробовать сесть за руль гоночного авто… И теперь еду, пото-
му что еду. Помните эпизод с мушкетерами, когда у Партоса
спросили: почему ты ввязался в дуэль? Он ответил: я дерусь,
потому что я дерусь!
– Вы с детства питали страсть к автомобилям?
– И да, и нет. Как, наверное, любой ребенок мечтал быть тан-
кистом, водителем… После окончания школы в Мурманске
уехал в Петрозаводск, в техникум, работал в автосервисе и бизнес,
как таковой, тоже начинал в автосервисе. Непосред-
ственно в гонках я участвую с 1998 года. Для мужчины – это
лекарство от скуки, заправка адреналином, которого хватает
месяца на три.
– Для вас участие в гонках – экстрим?
– Наверное, да. Без экстрима скучно. Я люблю путешествия
и приключения. А все это без элементов соревнования мне
неинтересно: слушать гидов, крутить головой по сторонам,

хлопать глазами, короче, – не мое это.

– Как вы думаете, почему «Арктик-Трофи» – успешное ме-
роприятие?
– Вы знаете, гонка для организаторов и «Арктик-Трофи»,
и, думается мне, «Экспедиции-Трофи» – не инструмент к
достижению того или иного успеха. Организаторы, как пра-
вило, не ставят для себя такой задачи. Скорее всего, для них
это – нечто, извините, садомазохистское. Проблем с такими
мероприятиями – море.



Об успехе можно говорить, когда что-то организовывается
впервые. В этом смысле успешной была наша первая гонка:
народ приехал, и ему понравилось. А когда все это нужно из
года в год поддерживать – здесь сложнее. Вообще для органи-
заторов – это поэтапный изматывающий процесс. Что касает-
ся меня, то я делаю «Арктик-Трофи» опять же для получения
адреналина – его мне явно не хватает. После трассы – те эмо-
ции, которые ты испытываешь, трудно описать словами.
– Похоже, что приложенные усилия имеют результат: сей-
час «Арктик-Трофи» – один из символов Мурманской об-
ласти.
6 сентября в Мурманской области стартует очередной открытый чемпионат по трофи-
рейдам «Арктик-Трофи» – приключение, ставшее уже историей автомобильных
соревнований. Трасса охватывает 1000 км – от Белого моря до Баренцева – и собирает
не самых заурядных представителей мужской половины человечества из разных стран
мира. Гонке 14 лет. В свое время она стала первой в России, а ее аналогом послужила
популярная Camel Trophy. Зачинателем арктической был известный гонщик Евгений
Ведерников, погибший в 1999 году при прокладке одного из этапов трассы. Владимир
Ежов, участник «Арктик-Трофи» и «Экспедиции-Трофи», продолжает дело, начатое им.
СПРАВКА:
Владимир ЕЖОВ, участник «Экспедиции-Трофи» 2005, 2008
годов. Соорганизатор «Экспедиции-Трофи» 2006 года (пер-
вый этап). Участник и организатор «Арктик-Трофи». Родился
в Краснодаре, со школьных лет живет в Мурманске. Женат,
двое детей. Дочери Евгении 18, сыну Дмитрию 24, он окончил
Институт кинематографии в Санкт-Петербурге и сейчас зани-
мается фотографией. Помимо детей воспитывает 17-летнего
кота Котофея, который не ест форель и палтус, а любит только
треску. Сам любит разную рыбу и делится своим фирменным
рецептом (берем небольшую тушку свежей форели, солим,
перчим, добавляем лавровый лист, оборачиваем фольгой и
готовим при температуре не выше 170 градусов 15 минут, упо-
требляем с белым сухим вином).
Любит Пушкина и кино, такие фильмы, как «Слезы капали»
и «Начальник Чукотки».
Самым красивым местом на Земле считает побережье
Баренцева моря. Несмотря на это, собирается побывать на
Кубе – вспомнить социализм, и в Шотландии – попить виски.
Самой большой загадкой считает женщин. Уверен, что они
инопланетяне.
На вопрос «Есть ли у вас мечта?» отвечает, не задумываясь:
«Загнать участников «Арктик-Трофи» на неделю в безлюдные
края, чтоб не было никакой цивилизации».

Из экспе диционных дневников Ежова:
Решение об участии в «Экспедиции-Трофи 2008» далось нам непросто. Горечь от поражения в 2005 году не выветрилась до сих пор. Но
«Экспедиция» первая протянула руку, выдав гуманное предложение о возможности участия только в прологе Мурманск–Архангельск.
И все завертелось. Архангельск – не Владивосток, но тоже не ближний свет. И, зная о буйной фантазии «Экспедиции», можно было
предположить, что путь будет нелегким. К таким испытаниям веселей подходить с проверенной командой. Спасибо судьбе – такая команда
у нас есть: закаленная в жестком «Арктик-Трофи» и сплоченная в изнурительных застольях.
«...Снова старт. Он взят…»
Колонна машин стартует от маяка в Белокаменке и рассыпается: кто по Культурной навигации, кто по спецучасткам (СУ). Мы выбираем
СУ – не гоже героическим героям в прологе экономить силы и щадить машины.
Пока гнали на штурм первой точки возле Мончегорска, выяснили про поезд, который надо перехватить, чтобы получить от представителя
организаторов полный пакет заданий до Архангельска. Лихо долетели до Оленегорска и первыми получили задание. Первый СУ не поразил
трудностями, но побуксовать пришлось.
Следующий СУ за Кандалакшей. На месте выясняется, что он представляет из себя 1км заснеженной дороги, притоптанной снегоходами.
Сунулись и сразу сели. Через час движения на лебедке прошли 100 м. Поняли, что взять точку и успеть доехать до Архангельска не сможем. На
этих мыслях нас начали «обплывать» по сугробам «Мультики» (прошлогодние победители).
« …и нет пути назад…»
Мы, естественно, за ними. Через какое-то время у них «умер» радиатор. Ну, думаем, обойдем. Нет, у нас кончилась лебедка.
На штурм потратили 7,5 часа – точку не взяли. Стемнело. Устали. Путь до Архангельска мутнеет от усталости и разочарования.
Настроение улучшается на финише в Холмогорах. Красивейшие места, заряжающие энергией древней истории и спокойным достоинством
зимних пейзажей.
« …и по кругу кони мчат, почти летят…»
СУ по Двине – это 100 м снежной целины и три снежные бруствера один другого больше.
Никогда не видел, чтобы «сотая» Тойота взлетала на такую высоту. Хотя красивее всех летел Дима Ходий на Дискавери, весьма эффектно
повиснув на двухметровой высоте. А мы копали, зря что ли тренировались под Кандалакшей! Но когда подобрались к последнему брустверу
почти последними, увидели, что его никто не пересек. А Вася сверлил мотобуром песок, надеясь засадить в него якорь для лебедки.
И засадил. И мы зацепились. И выкатились на финиш почти вровень с нашими из команды «ЗЕРО» – третьими. И нас захлестнула дикая волна
сумасшедшего восторга – мы сделали это.
« …вновь опять я опоздал на поворот…»
А гонка ушла дальше. Очень жаль, что мы не с ними. Но верим, что судьба даст нам возможность еще не раз сразиться с достойными
соперниками.

 

– Да, это так. Такой же символ, как, например, праздник Се-
вера. Гонка же масштабная. Представьте себе путь через весь
Кольский полуостров, от Белого моря до Баренцева. Я не счи-
таю себя представителем офф-роудного движения, но мне это
очень нравится – это круто. И я не одинок в своих мыслях:
на 2008 год для участия в «Арктик-Трофи» подано 17 заявок
от иностранных экипажей (Украина, Польша, Англия, Нор-
вегия и другие страны). Для каких-то участников это чистый
спорт, для других – приключение на русской земле. А в целом,
важно, чтобы человек раскрыл себя, обрел, нашел.
– На ваш взгляд, чем отличается «Арктик-Трофи» от
«Экспедиции-Трофи»?
– По духу не очень отличаются. А по формату различия зна-
чительные. «Арктик» – чистое рафинированное трофи, а
«Экспедиция-Трофи» – это большая сложная экспедиция-
приключение с элементами трофи. С огромными расстояния-
ми, с большими заданиями Культурной навигации по России.
И… с совершенно другим бюджетом и затратами.
– Вы будете участвовать в «Экспедиции-Трофи 2010»?
– Собираюсь и жду регламента.
– Вопрос к вам как к организатору: «Арктик-Трофи» – это
прибыльное дело?
– О! (Смеется.) Организовывать гонку очень сложно во
многом потому, что все упирается в бюджет и в технологию.
В Мурманске нет рекламодателей, которые могли бы поднять
такой бюджет. А если к тому же говорить об ответственности
перед участниками… Вот, к примеру, в 1999 году на трассу вы-
шло 50 машин, в которых было 130 человек. Отвечать за них
нелегко. Поэтому последние четыре года, занимаясь организа-
цией, я определил следующие критерии: ограничиваться 30-ю
машинами. Даже такое количество координировать сложно,
да и участникам сложно общаться друг с другом. Хотя, в этом
смысле, мы придумали и ввели в регламент гонки бонусы «за
помощь другому экипажу», чтобы люди контактировали друг
с другом, проявляли себя.
И конечно, в организации и проведении «Арктик-Трофи»
нам помогает Комитет по физической культуре и спорту ад-
министрации Мурманской области, без их участия мы бы
вряд ли смогли существовать столько лет.
– А если говорить о развитии гонки, здесь есть куда дви-
гаться?
– Да, у нас есть разные планы, но главное – чтобы она оста-
валась нужной и интересной. Мы всегда сами выстраиваем
маршрут. Ведь от Белого моря до Баренцева не так много до-
рог. Приходится все время выискивать какие-то нехоженые
этапы, забытые тропы, но их, как вы понимаете, остается все
меньше и меньше. Правда, иногда даже погода привносит
новизну и изменения в маршрут: там, где был грязный ручей,
вдруг обнаруживается речка...
– Случались ли при проведении трофи курьезы?
– Много раз. К примеру, история с нашими друзьями из Нор-
вегии. Представьте себе, приехали иностранцы весьма пижо-
нистого вида, явились на пяти машинах, не очень понимая,

куда они попали. А этапы – не шуточные: сплошной лес. Так
вот, они безуспешно полазили на машинах по нашим диким
краям и после первого же этапа спросили: «Где тут съезд на
обычную дорогу?»… В следующий раз они приехали уже бо-
лее подготовленными. Хотя и тут без приключений не обо-
шлось: одна машина у них «погибла», пришлось вызывать
тягач, а потом, после всех перипетий, их поселили в бывшую
солдатскую казарму с двухъярусными кроватями, огорожен-
ную колючей проволокой. Это был настоящий спектакль,
смех сквозь слезы: привыкшие к комфорту европейцы за ко-
лючей проволокой.
– Быть и организатором, и участником – это не много?
– Я бы с удовольствием расстался с миссией организатора, но
пока не получается. Участником мне быть лучше. Хотя с моим
эмоциональным характером и это нелегко. Например, мой
штурман, Алексей Романов, каждый раз после гонки говорит,
что больше со мной никогда не поедет. Мы ругаемся в дороге,
выпускаем пар, но все равно – едем!
– Чем занимаетесь помимо соревнований?
– Продажей снегоходов, лодочных моторов. А вообще я –
прожигатель жизни: рыбалка, теннис… Вы, наверное, слыша-
ли, что на Кольском полуострове – одна из лучших рыбалок в
мире. Еще занимаюсь кроссом на снегоходах, правда, на них
легко шею свернуть. Это не автомобили, где все адекватно,
даже если слетаешь с дороги. Все четыре случая, когда я пере-
ворачивался на машине, были исключительно ошибками пи-
лотирования. На снегоходах по-другому.
– А для души?
– Для души у меня есть Александр Сергеевич Пушкин. Это –
еще
со школы, где я был разгильдяем и только книжки читал.
Сначала – фантастику, приключения, потом добрался до
классики и, конечно, до Пушкина. И тогда, и сейчас люблю
его. У меня большая библиотека, где есть и весь Пушкин, и
многое о нем. Помню, подростком я примерялся к нему воз-
растом: во сколько лет – что он написал. Это были большие
открытия. И когда его убили в 38 лет, у меня, тридцативось-
милетнего, убили товарища. Вот такие параллели эпох. Ин-
тересно, что и теща моя – большая почитательница таланта
Пушкина. А недавно киевские друзья, зная мое увлечение,
прислали мне альманах, изданный в Берлине к 200-летию
поэта. На мой взгляд, включенная туда концепция Сергея
Лифаря о творчестве Пушкина самая интересная. Хотя,
если честно, я люблю этого поэта и человека таким, каким
сам для себя открыл его еще в школе. Грустно – но сейчас мы
удаляемся друг от друга…
«Экспе диция» на «Аркт ик-Трофи»
На финише соревнования 14 сентября для всех участ-
ников, партнеров и болельщиков «Арктик-Трофи» «Экс-
педиция» приготовила сюрприз – концерт российских
музыкантов во главе с известным исполнителем автор-
ской песни Андреем Козловским. Репортаж об этом смо-
трите в следующем номере журнала.