Бесплатная доставка от 3500 руб. по Москве, Санкт-Петербургу и России
Москва с 9:00 до 21:00 по всей России бесплатно

Медвежья страна

Елена КРАСНОВА,
кандидат биологических наук
Фото Игоря Шпиленка

1.jpg

ХИЩНИК ВЫСОКОГО ЗВАНИЯ

С этим грозным, сильным и умным животным человек соперничал с доисторических времен. Существует гипотеза, что один вид медвежьих, большой пещерный медведь, не дожил до наших дней по вине охотников-неандертальцев. Но вот в чем парадокс: истребляя его во все времена, человек ему же всегда и поклонялся. О культе пещерного медведя известно из найденных захоронений, где медвежьи черепа покоятся в особых каменных саркофагах, об этом же свидетельствуют наскальные рисунки в пещерах Австрии и Франции. Что же это за существо, медведь, и чем он заслужил особый «сакральный» статус?

МЕДВЕЖЬЯ СТРАНА
Из всех современных видов медведей, в числе которых белый, гималайский, очковый, губач, малайский, черный американский медведь барибал, а также большая панда и малая, которую по разным признакам то относят к медведям, то сближают с енотами, бурый – распространен шире всех. Область его обитания
простирается почти на все лесные природные зоны: таежную, мелколиственную, широколиственную, субтропические леса, за- хватывает степную зону и даже заходит в пустыню. Некогда бурые медведи властвовали во всей Европе, в северо-западной Африке, северной половине Азии, через Берингов мост расселились в
Северную Америку и освоили западную часть этого континента от Аляски до Мексики. Но вот в медвежьи владения вторгся человек, и шаг за шагом начал отвоевывать территорию. На месте прежних лесов раскинулись поля, «медвежьих углов» оставалось все меньше. Прежде обширный ареал сжался, оставив по краям несколько разобщенных популяций в горных районах Западной Европы, центрально-европейских лесных островках, Карпатах, небольшие пятна на Ближнем Востоке, севере Китая, Корейском полуострове и острове Хоккайдо. В Северной Америке под натиском человека бурый медведь отступил к Аляске, где он попрежнему многочислен, к западу Канады и в Скалистые горы. И только Россия, чьи леса укрывают более 60 процентов мирового поголовья бурых медведей, была и остается главным медвежьим резерватом.


НЕРАВНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ
Там, где встречаются бурые медведи, они – самые крупные хищники. Рекордный зарегистрированный вес самца – около 1 134 кг, он был пойман на острове Кадьяк у побережья Аляски и относится к самому крупному подвиду бурых медведей, который так и называется: кадьяк (Ursus arctos middendorffi). Среди кадьяков и медведей из другого североамериканского подвида гризли (Ursus arctos horribilis) великаны не редкость. Такие, встав на задние лапы, достигают роста 2,8–3 м. Российские – тоже не из мелких: на Камчатке встречаются экземпляры весом до 700 кг. Но евразийские бурые медведи (Ursus arctos arctos), самые обычные в лесах средней полосы, редко весят более 120 кг. Ни с крупными, ни с мелкими медведями, волки (соседи по месту обитания), по силе соперничать не могут. И даже тигры, с которыми они делят власть в дальневосточных лесах, сосуществуют на паритетных основаниях. На бодрствующих взрослых медведей тигры, как правило, нападать не решаются и представляют опасность лишь для молодняка. Впрочем, это взаимно: медведи тоже не прочь полакомиться зазевавшимся тигренком. Известный биолог-охотовед Николай Руковский собрал мнения местных охотников-старожилов Приморского края о взаимоотношениях этих двух хищников. Из 40 опрошенных семеро считали, что тигр специально охотится за медведем, шестеро – что медведь ходит по следам тигра, собирая остатки его пищи, 14 человек сообщили о драках тигра с медведем без трагического исхода, 11 припомнили случаи, когда тигр убил медведя и двое – о смерти тигра в такой же схватке. Так что противостояние между ними – на равных. Иное дело зимой, когда косолапые залегают в спячку и становятся для тигров легкой добычей, в это время они существенно опустошают медвежью популяцию и оказываются главной причиной медвежьей смертности. Но если учесть, насколько мала область обитания амурских тигров, ограниченная Приморским и Хабаровским краем, и то, что во всем мире их осталось менее 500, в то время как бурых медведей – около 200 тыс., то напрашивается вывод: в природе врагов у них практически нет.


ИНТЕЛЛЕКТ ПРОТИВ ОРУЖИЯ
И все же соперник у медведя есть – это человек. Здесь я говорю именно о соперничестве, в котором веками лицом к лицу стояли эти два властелина. Что они делили? В первую очередь – территорию, ведь медведь – единственный лесной хищник, который может успешно состязаться с человеком. И не только в силе (одним ударом лапы медведь может переломить позвоночник не только человеку, но и быку). По мнению этологов – ученых, изучающих поведение животных – по умственным способностям медведи превосходят всех остальных представителей отряда хищных, и уступают только дельфинам и приматам. Во второй половине XX века медвежьим интеллектом заинте-
ресовался главный советский эксперт по поведению животных, член-корреспондент Академии наук СССР Леонид Крушинский. Он предлагал медведям разные логические задачи, от правильного решения которых зависело получение вкусной награды, и выяснил, что они способны к рассудочной деятельности. В частности, его подопытные понимали разницу между объемным предметом и его плоской проекцией: квадратом и кубом, кругом и шаром, и т.д. Другой признак большого ума – способность медведей хранить в памяти мысленную карту местности, о чем свидетельствуют разнообразные уловки, которые эти звери используют, чтобы обмануть охотников. Профессор Крушинский высоко ценил
проявление у них ориентировочно-исследовательской реакции при встрече с людьми и считал, что по ней можно судить о высоте развития рассудка. При плохой видимости, неожиданно встретив на тропе человека, медведь в первый момент обычно пугается. Но, в отличие от большинства других зверей, которые после этого пустились бы наутек, он быстро переключается на исследование опасности: обходит человека, приближается то с одной стороны, то с другой, принюхивается, присматривается. Так происходит до тех пор, пока медведь не составит полное представление об источнике беспокойства. Еще одно свидетельство медвежьего ума – любопытство, и присуще оно не только малышам (эта черта медвежьих детенышей унесла немало человеческих жизней: при встрече с человеком медвежата весело бегут к нему, а взволнованная мать бросается на их защиту), но и взрослым особям. Есть у медведей характерная повадка – «ночные обходы» людей, оказавшихся в лесу. Пик активности этих зверей приходится на темное время суток, и тогда у этих, мирных в обычной жизни животных, пред-
почитающих вегетарианскую пищу, все же проступает их хищная натура. (Кстати, семейство медвежьих в ходе эволюции отошло от хищничества и обрело специальные приспособления для добычи подземных частей растений. Их мощные когтистые лапы предназначены вовсе не для сокрушения костей, а для выкапывания корешков). С наступлением сумерек медведь, на чью территорию угодил незадачливый путник, начинает кружить вокруг стоянки, часто приближаясь до нескольких десятков метров и оставаясь невидимым. Но при этом никогда не переходит в нападение: сказывается врожденная боязнь людей, сформировавшаяся, по мнению Крушинского, в ходе многовекового соперничества бурых медведей и людей, из которого человек вышел победителем.

ТОТ, КТО ВЕДАЕТ МЕДОМ
Великое противостояние двух претендентов на главенствование в лесах наложило отпечаток не только на медведей, но и на человеческую культуру. Страх перед могущественным сопернисамых распространенных тотемных животных у угро-финских племен, древних славян, американских индейцев и современных народов российского Севера. К примеру, у хантов есть сложный многодневный обряд, связанный с удачной охотой на медведя (о нем читайте на стр. 122). Следы мистического страха перед этим зверем просматриваются даже в названии: ведь слово «медведь» – это лишь заменитель подлинного имени: «тот, кто ведает медом». Медведь для наших предков выступал в роли существа настолько могущественного, таинственного и мистического, что бытовало табу на произношение его истинного имени. В русском языке оно сохранилось лишь в названии его логова – берлоге, или «логове бэра», в котором просвечивает родство с названиями на других языках: «bear» (англ.) и «bär» (нем.). Отголоски поклонения медведю мы находим в житии российского святого Сергия Радонежского, ведь именно медведица являлась к Преподобному в ознаменование восстановления дружбы между людьми и животными.



ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

На зимнее время приходится очень важное событие: в берлоге самка рожает и выкармливает медвежат. Обычно она приносит 2–3 детенышей, слепых, с редкой шерсткой, заросшими слуховыми проходами, весом всего 340–680 г и до 25 см длиной. Через полмесяца у медвежат открываются ушные каналы, через месяц – глаза и лишь к трехмесячному возрасту они обретают способность самостоятельно питаться. Но мать продолжает их кормить молоком до полутора лет (совсем как у людей!). Все это время дети держатся рядом с ней, и это разумно, так как без материнской опеки они стали бы легкой добычей любого хищника. Семейные узы рвутся внезапно, когда, через полтора года после родов, наступает пора следующего спаривания. В период гона медведи-самцы усматривают соперников даже в собственных детях, и те могут погибнуть от приступа отцовской ревности. Если, конечно, не успеют убежать и вступить в самостоятельную фазу жизни. Что ждет их? Во многом это зависит от места рождения. Жизнь будет трудной, если медвежатам довелось появиться на свет в заповеднике, где территория строго распределена между взрослыми медведями. Центр участка обычно занимает старый, крупный, сильный самец, вокруг которого руппируются самцы с более низким статусом и самки. В таких поселениях уровень социального напряжения настолько высок, что звери постоянно находятся в стрессе и конфликтах. Порой даже самки опасаются беснующихся самцов, что отрицательно сказывается на рождаемости. Но заповедных мест немного, а за их пределами, в условиях отстрела самых крупных зверей и вечной тревоги выживших, отношения между медведями не столь напряжены. Там молодняку проявить себя проще. После сезона активной любви самка вступает в период «хронической» беременности: эмбрионы останавливаются в развитии до той поры, пока самка не заляжет на зимовку.

ВЫНУЖДЕННЫЙ ПРОГРЕСС

Обнаружив разницу в поведении медведей в заповедных и освоенных людьми территориях, ученые пришли к выводу, что их поведение продолжает эволюционировать. Наблюдения в Центрально-лесном государственном заповеднике и за его пределами в Тверской области показали, что наиболее существенные изменения произошли в последние 10-15 лет. Направлены на снижение уязвимости вида к воздействию охотничьего пресса. Выглядит это, как будто медведей стало меньше, но на самом деле они просто нацчились скрываться. К началу охоты "на овсах" (когда охотники стреляют со снайперских вышек, расположенных на полях со зрелым овсом, до которого падки бурые мишки: зерна овса - идеальная калорийная пища): животные перемещаются не к полям, а прочь. Большинство медведейнасовсем переселилось в самые глухие районы. Нечто подобное наблюдалось в конце XIX начале XX веков, когда охота на бурого медведя вошла в моду, и преследование вида сильно возросло. Тогда за косолапыми стали замечать невиданные ранее выходки: перед тем, как лечь в берлогу, они много раз меняли место. Осенью их легко было отпугнуть от овсяных полей: достаточно протянуть вокруг веревку, а во время загонной охоты медведь бросался в сторону загонщиков, а не к стрелкам, из-за чего участились случаи ранения людей этими хищниками. Из-за охоты может меняться не только поведение, но и генетическое разнообразие медвежьего племени. В Кавказском заповеднике с давних пор обитали четыре экологические формы бурых медведей: крупные бурого цвета – типичные представители номинального подвида Ursus arctos arctos; среднего размера звери с серебристым мехом, непропорционально длинными ногами и узкой грудью, при движении напоминающие серну или
оленя; крупные рыжие со светлым галстуком на груди и мелкие соломенно-желтые, по описанию совпадающие с сирийским подвидом Ursus arctos siriacus. В летний период они занимали в горах свою зону: бурые кочевали по лесной, серебристые – выше, по альпийской и субальпийской, а крупные рыжие и соломенные сирийцы – ниже, по предгорьям. Исследования последних лет показали, что соотношение между этими формами сдвинулось. Золотистые сирийские, которых и в прежние годы было немного, теперь поредели настолько, что их почти не встречают. Меньше стало бурых и рыжих медведей. Только длинноногие серебристые оказались в выигрыше и расселились шире. Ученые приписывают эти изменения избирательному отстрелу, нацеленному, в первую очередь, на крупных зверей. Но проблема не только в измельчании популяции. Удачливые «оленеобразные» медведи отличаются от других не только по размеру, внешнему виду, но и по оведению. К примеру, в отличие от бурых, долго присматривающихся к будущему супругу, длинноногие вступают в брак при первом знакомстве. Замена одного типа на другой сопряжена с большими переменами в стиле медвежьей жизни, и ученые оценивают ее как негативную: при сохранении существующей тенденции на Кавказе «оленеобразная» форма может остаться единственной. Чтобы этого не произошло, охоту нужно контролировать, что осуществить на деле очень сложно. Пока же остается надеяться на мудрость самих медведей, на то, что они быстрее сообразят, как избежать встреч с человеком, внесут коррективы в маршруты сезонных кочевок, найдут скрытные места для зимовки. И смогут дождаться, чтоб в человеке всколыхнулась генетическая память о тех временах, когда права на лес у людей и медведей были равные.